<< Главная страница

Юрий Ячейкин. Груз для горилл



Юрий Ячейкин. Эскалация в далеком прошлом




Из газеты "Македонский миротворец". 318 год до нашей эры.

"Еще во времена Филиппа Македонского всем стало известно, что бессмертные боги-олимпийцы возложили на маленькую Македонию непомерную тяжесть исторической миссии - покончить с войнами на всей земле, уничтожить бедность и нищету, чтобы сошли на многострадальную землю счастье и мир.
Недавно собственный корреспондент нашей газеты побывал на западном берегу Геллеспонта, где под защитой тридцати тысяч тяжело вооруженных гоплитов и четырех тысяч всадников состоялась теоретическая конференция по вопросу установления твердого мира на всей земле. Понятное дело, делегаты прибыли на мирную конференцию вооруженными до зубов. Среди них мы видим старого Пармениона, разделившего славу с самим Филиппом, прослабленных стратегов непобедимых фаланг - мужественного Филоксена, утонченного Птолемея, военных мужей Кратера, Гефестиона, Аполлодора и Селевка, а также личного секретаря и биографа последнего из Гераклидов - Харета.
Перед началом конференции казначей царя Гарпал уделил собкору несколько драгоценных минут.
Собкор. Глубокоуважаемый Гарпал! Украшение царского двора! О великий, нарушающий не только соглашения, а и пословицы, чье молчание - серебро, а слово - золото: не одарите ли жемчужинами ваших мыслей наших дорогих читателей?
Гарпал. Да услышит ответ тот, кто спрашивает!
Собкор. О лучезарный наследник Мидаса! Не сможете ли вы охарактеризовать экономическую сторону миротворческой проблемы?
Гарпал. Проблему всемирного умиротворения приходится решать в очень сложных финансово-экономических условиях. Не секрет, что ныне за пару поджаренных воробьев отдают спартанский щит или роскошный беотийский шлем. Как это ни странно, но ныне почти невозможно выменять нехитрое снаряжение пращника даже на полным боекомплект гоплита. Ведь железо не съешь, а из воловьей шкуры, которую носят пращники, можно сварить хоть какую-то похлебку. Больше того, в результате чисто гастрономических причин мы вынуждены были уменьшить штаты нашей непобедимой конницы на полторы тысячи голов. Я не удивлюсь, если конокрады похитят и сожрут даже Буцефала. В царской казне осталось всего двести таланов, а долг превышает двенадцать тысяч мин.
Собкор. А как на это реагирует наследник Филиппа, Ахилла и Геракла, о наищедрейший на обещания?
Гарпал. Гераклид героически преодолевает временные трудности. Он живет как непритязательный фракиец. Еще в месяце Артемисии царь Александр ограничил свое утреннее, дневное и вечернее меню двумя блюдами - рыбьими головами, фаршированными черепашками, улитками и ключевой водой. Но и на эту рыбную диету остался только месячный запас...
Мы недаром привели тут это коротенькое интервью, чтобы читатель осознал все величие юного царя Александра, который в голодные дни решает проблемы всемирного счастья.
Во вступительной речи царь Александр провозгласил, изумляя присутствующих гениальной дальновидностью и необыкновенной, по крайней мере, для царя мудростью:
- Мои славные друзья! Борьба за мир требует все новых и новых жертв! Мой отец, божественный Филипп, положил конец всяким распрям среди ахейцев, умиротворил их в одну великую и могучую державу. Тишина и покой настали в Афинах, Фесаллии, Беотии, Аттике, Лаконии, Фивах, Фокиде и Фракии. В результате этой последовательной мирной политики вся Греция покрылась руинами, освобожденное от тиранов население голодает. А Македония, к великому сожалению, слишком маленькая страна, чтобы прокормить всю Грецию. Но взгляните на противоположный берег Геллеспонта. Там процветают богатые города Сарды, Галикарнас, Милет, раздираемые междоусобицами. Наш святой долг - принести им благодетельный покой и тишину, благодаря чему мы накормим несчастную Грецию. Но я предвижу новые экономические осложнения, ибо у нас под рукой окажутся новые толпы голых и босых подданных, которых необходимо будет одеть и накормить. Тогда мы двинемся для установления мира и покоя в богатые страны Писидии, Фригии, Каппадокии и Карий. Под нашей рукой окажутся новые подданные, о которых мы должны будем позаботиться. Богатства Сирии, Финикии и Кипра вполне хватит, чтобы успешно решить эту проблему, Но под нашим покровительством окажутся новые несчастные подданные. Что ж, мы пойдем в Египет, Вавилонию, Гирканию и Парфию. Но под нашей властью окажутся новые миллионы подданных, которых мы должны - это наш святой долг - осчастливить. Тогда непобедимые фаланги миротворцев направятся в сказочно богатую Индию... Вот так, постепенно и последовательно, на всей земле будет покончено с войнами и нищетой. Солнце счастья взойдет над народами.
Эта миролюбивая программа, изложенная с юношеской горячностью, эта бескорыстная забота о счастье всех людей нашла у присутствующих полное одобрение. Из царского шатра неслись взволнованные выкрики:
- О наимудрейший из мудрых!
- О добрейший из добрых!
- Веди нас, царь, замочи наши ноги в Геллеспонте!
- Поверни, царь, Буцефала на восход солнца! Пусть снова ослепят его глаза лучи твоей славы! Пусть осчастливленные народы целуют следы его копыт!
На рассвете когорты гоплитов перешли Геллеспонт. На берегах речки Граник их уже ждали вооруженные до зубов враги мира - войско фригийского царя..."
Юрий Ячейкин. Квадрат "Икс" - сектор "Игрек"

-----------------------------------------------------------------------
Авт.сб. "Груз для горилл".
OCR & spellcheck by HarryFan, 31 August 2000
-----------------------------------------------------------------------


Эта неимоверная история случилась где-то весной 198... года. Стандартный мистер Смит блуждал стандартными уличными каньонами, когда увидел привлекательную рекламу транспланетной компании "Стойло Гелиоса и Ко".
"Отдыхайте среди звезд! - призывала реклама. - Феерическое путешествие стоимостью от 5000 до 50000 долларов!"
Идея захватила мистера Смита. Он вспомнил, что во время последней туристической поездки на Луну приметил небольшой, но уютный астероид. Его орбиту мистер Смит приблизительно помнил. "Комфорт на нем обойдется не более чем в 500 долларов, - утешал себя он мысленно. - Мы с женой там чудесно проведем время. Конечно, если астероид еще не сбила с курса какая-либо приблудная комета".
И, полный радужных надежд, мистер Смит обратился в справочное бюро "Стойла". Клерк внимательно выслушал его и сказал:
- Есть такой астероидик! Стратегический квадрат "Икс", тактический сектор "Игрек".
- Я надеюсь там отдохнуть...
- Блестящий замысел - сейчас как раз сезон!
- Но ведь в газетах пишут, что в квадрате "Икс" путешествовать небезопасно...
- А что вас беспокоит, сэр?
- Видите ли, орбита астероида проходит поблизости от тех мрачных квадратов, которые захватили красные агрессоры.
- Напрасно волнуетесь! - снисходительно усмехнулся клерк. - Во имя безопасности космических туристов американского происхождения, во имя сбалансирования политического равновесия в условиях невесомости Пентагон ежедневно тратит фантастические суммы - десятки миллионов долларов. Представляете? Полная гарантия безопасности! Орбиту вашего астероида охраняет рота модернизированных "Мидасов". Это надежные и испытанные спутники-шпионы с ядерными боеголовками на борту.
- Однако, что касается сервиса...
- Вы лучше дослушайте! - захлебывался клерк. - Замечательная система "Мидасов" используется для выявления вражеских ракет с помощью инфракрасных детекторов, таких чувствительных, что они могут обнаружить зажженную сигарету на расстоянии сотни километров. А что уж говорить о выхлопных газах ракет, которые имеют умопомрачительную температуру! Рота "Мидасов" - это вам...
- И это за десятки ежедневных миллионов долларов?! - возмутился мистер Смит. - Целая рота - только для того, чтобы посчитать, сколько сигарет я выкурю за день?! И это тогда, когда правительство буквально душит нас налогами?! Подумать только - куда идут деньги налогоплательщиков!..
- Спокойно, сэр, спокойно! - сиял синтетической усмешкой клерк. - Там не только "Мидасы". Крутится еще спутник-шпион "Феррет", начиненный до отказа подслушивающими электронными приборами, которые на колоссальном расстоянии зафиксируют даже жужжанье комара. А об элементарном перехвате наисекретнейших радиоразговоров и говорить не приходится! Есть и другие спутники - "Транзит", "Тирос", "Вела", "Ио", "Курир", "Луна", "Нимбус", "Эсса" и "Траак"! И еще есть! Все они выполняют разнообразные шпионские задания по безопасности туристов!
- Но согласитесь, мистер, сервис туристов выглядит как-то однобоко...
- Не спешите с выводами, сэр! Разве вы не знаете наших мудрых и славных генералов? В стратегическом квадрате "Икс", тактический сектор "Игрек", возможного агрессора подстерегает могучая эскадра платформ - ракетоносцев с автоматическим запуском. Стоит лишь нажать кнопку! В случае чего каждая из этих платформ способна стереть в порошок сотню таких астероидов, как ваш.
- Вот как! - мистер Смит неожиданно побледнел. - Но я не имею никаких намерений...
Клерк и дальше восторженно продолжал испытывать его чудными космическими соблазнами:
- Никаких "но", сэр! Вам удивительно повезло. Сектор "Игрек" (только между нами, разумеется) начинен целыми созвездиями истребителей типа "Гермес", управляемых электронными роботами. Они - был бы приказ! - вмиг испепелят все живое и неживое в радиусе...
Мистер Смит стал похожим на белый флаг капитуляции. Вдобавок, у него одновременно начали дергаться левая щека и правое веко.
- И вы пускаете туда людей без завещания? - шепотом пробормотал он. - И без герметического гроба?
Клерк утомленно пожал плечами:
- О чем вы беспокоитесь, сэр? Чего вы, сэр, страшитесь? Ну какая опасность может угрожать туристу, который едет отдыхать на астероид, давно превращенный в склад водородных и нейтронных бомб? Эй, куда же вы убегаете?..
Но он напрасно звал: последних его слов мистер Смит уже не слышал, так как убегал от космических, военизированных чудес со сверхзвуковой скоростью.
Юрий Ячейкин. Мемуары пророка Самуила

-----------------------------------------------------------------------
Авт.сб. "Груз для горилл".
OCR & spellcheck by HarryFan, 31 August 2000
-----------------------------------------------------------------------


Тяжелая у меня работа, неприятная и унизительная. Мою я полы в кельях верховного жреца храма божьего Илии да злых сынов его - преподобных Офни да Финеэса, выношу помои да исполняю разную черную работу. А в свободное время торчу аз недостойный на страже возле ковчега заповедного. Это обычный такой непоказной ларец, но вместительный и тяжелый, и стоит он посреди храма. Возле него богомольцы лбами своими выбили в гранитной плите хотя и узенькую, но глубокую впадину. Ночью я отдыхаю на искусственном каменном ложе, ибо плоть мою весьма иссушил убогий и постный паек мой.
В ковчеге (это все знают) находится ныне сам Всевышний со всем сонмом бестелесных херувимов своих.
Даже представить себе жутко и тяжко, какие ужасные мытарства познал господь наш, если он вынужден был оставить роскошное владение свое на седьмом небе и переселиться в убогий сей ковчег. Да оно и не удивительно: как богоизбранный народ Израиля со всех сторон окружают богопротивные и нечестивые хананеи, хеттеи, аморреи, ферезеи, эвеи, иевсуэи, гергесеи, моавитяне, аммонитяне, мадианитяне да филистимляне, так и Всевышнего нашего окружили на небе их нечестивые боги Ваал, Астарта и Молох вместе с уродливыми идолами, охочими до разбоя и кривды. Выперли они Всевышнего с теплого и ясного неба и силой своей заставили его поселиться в этом холодном и темном ковчеге.
Я знаю это, но молчу аки рыба, чтобы из-за разговоров не погрязнуть в болоте крамолы и ереси, ибо насадят тогда плоть мою на длинный и острый кол.
Верховный жрец храма божьего Илий и преподобные сыновья его Офни да Финеэс называют Всевышнего между собой просто - Сундук, а для меня не ищут в словесном фонде своем иных слов, кроме как "идиот" и "кретин" или же "остолоп".
Я гляжу на них и размышляю. Нудный и упрямый этот беззубый и худосочный старец Илий с его паршивой привычкой всем завидовать. Увидит, как я потом обливаюсь, моя пол келий его, уставится в меня выцветшими, словно рубашка моя, глазами и печально вздыхает, как будто я обливаюсь потом не за мытьем полов, а на трапезе:
- Где бы мне найти такую работу?
Или же несу я помои - и снова слышу за спиной его осточертевший голос, нудный и завистливый, будто не помои я несу, а чистое золото:
- Где бы мне найти такую работу?
Когда же я, подобно утомленному каменотесу, высекаю искры из твердого, будто камень, хлеба и, закрыв перстами нос, глотаю кусочки ржавой и вонючей селедки, он и тут завистливо шамкает беззубыми челюстями:
- Где бы мне найти такую работу?
О господи! И когда я увижу, как он держит свечку на пупе своем?
А сыны его преподобные Офни да Финеэс? Таких лиходеев, как они, не найти не только в граде нашем Силоме, а и по всей земле. Даже на внешний вид - это дикари с нахальными рожами. Паломников они грабят даже на паперти и не стыдятся трясти карманы нищих, отбирая доброхотные подаяния. И никто не может спасти верующих от буйных сынов Илиевых, что рыщут, аки волки на пути овечек божьих.
Сыны Илии, хоть они и попы, знать не желают никакого Сундука и слышать не хотят про святые обязанности свои. Если кто-либо приносит вкусную и питательную жертву Сундуку и его односундучанам, Офни и Финеэс засучают рукава ряс своих, непристойно оголяя рыжие и волосатые, будто у палачей, руки, запускают вилки в котел, где варится мясо, либо в кастрюлю или сковороду, и что наколют на вилки, то и поедают. И никакого страха перед кипящей пищей не проявляют, а лишь неукротимую жадность и прирожденную ненасытность. А меня, убогого, Офни и Финеэс гонят от трапез своих, потому, видите ли, что у меня волосы выпадают, как из старого матраса, хотя по возрасту я еще отрок. А волосы же мои секутся и выпадают оттого, что отец мой Элкана и мать моя Анна дали обет богу, что лезвие никогда не коснется чела моего и обличья моего. И ныне вид у меня отталкивающий. Все уже привыкли к тому, что я всюду трясу волосами своими. И если даже не я, а кто-то другой неосторожно потеряет волосок свой и тот волосок найдут в котле либо в кастрюле, котелке или горшке, все равно немедленно ищут меня и нещадно бичуют.
Воистину некоторые родители неразумными и поспешными обетами своими лишают детей своих радостей и хлеба насущного и обрекают на жалкое существование.
Я молча сажусь в темный угол, смиренно ем сухую корочку и наблюдаю, как Офни и Финеэс бессовестно объедают Сундука и весь его бестелесный сонм. И Сундук тоже молчит и сидит тихо, словно мышь, ибо у жадных на еду сынов Илии кулачищи - по полпуда каждый.
А еще негодники эти завели суетный обычай: вечером насосутся вина (чтоб они расплавленной смолы насосались), оденутся с варварской роскошью в заморские одеяния и идут к женщинам, которые собираются в скинии. И нахально заигрывают никчемные пастыри эти с молоденькими богомолочками...
А отец их, Илий, верховный жрец храма божьего, глядит на непотребства греховодников этих сквозь персты свои и только завистливо шамкает:
- Эх, мне бы такую работу!
А по утрам Офни и Финеэс выходят перед алтарем в золотом убранстве, кадят кадилами перед золотыми иконами, воскуряют фимиам и читают мужьям хорошеньких молоденьких богомолочек заповеди господни. А потом распевают во всю глотку святые песни, да так, что уши закладывает. И простецкие эти штукенции так действуют на паству, что, вместо того чтобы взять палки да обломать их на раскормленных спинах охальников, они стоят с раскрытыми ртами, будто и не в храме они, а в балагане ярмарочных лицедеев.
Но, если подумать, разве не было так всегда? Разве не про попа сказано: "Брешет, как поп в церкви"? Или еще: "Поп с богом говорит, а на черта глядит".
А когда службы нет, Офни и Финеэс целыми днями шатаются без дела и, чтобы не умереть от скуки, зовут для потехи меня:
- Гей ты, остолоп, иди-ка сюда! Не сторонись общества, долгоносик!
Нос мой - это крест мой. Все издеваются над моим носом, даже Офни и Финеэс, хотя и у самих у них носы словно крюки. Но мой нос длиннее всех известных носов, он равен половине локтя, острый и кривой, словно нож.
Зовут Офни и Финеэс меня, чтобы поглумиться надо мной:
- Возьми свой нос, дурак, и побрейся!
- Только осторожно, ибо без ножа зарежешь себя!
Ржут они как жеребцы, так вот издеваясь, и останавливают прохожих и говорят им, что мой нос очень подходит для ратного дела. И что если случится новая битва с нечестивыми, то меня, сморкача, специально возьмут в войско, чтобы я носом моим добивал поверженных в прах врагов наших. А после войны не надо будет перековывать мечи на орала, ибо носом моим можно перепахать все земли от Дана до Вирсавии. И большая радость будет в народе, и каждый богомолец в честь моего носа поставит в храме толстую свечу...
Издевательства эти разрывали мне сердце и унижали достоинство мое сильнее, чем черная работа.
И тогда обратился я ко Всевышнему с горячей молитвой, прося смиренно, чтобы он помог мне подняться по служебным ступеням и опередить этих преподобных изуверов хотя бы на один нос, чтобы они шли за мной и глядели уважительно мне в затылок.
Ночью, когда верховный жрец наш Илий вовсю захрапел, я разбудил его и смиренно сообщил:
- Отче, вот я.
Он злобно прошипел:
- Да я же тебя, кретина, и не звал! - и снова упал на пуховые подушки свои, ибо пуще всего любит сладко поспать.
Но через час я не поленился снова ткнуть его промеж ребер своим твердым, как гвоздь, перстом:
- Отче, вот я.
- Господи, где ты нашел такого остолопа? - задрожал от немого рыданья, а по белой бороде его потекли слезы. - Самуил, я не звал тебя, - наконец жалобно захныкал Илий. - Ты не мой глас слышишь!.. Ты слышишь глас божий!.. Иди, отрок, с богом к богу и слушай слово его... А меня оставь, немощного... Умоляю...
Но разве не знал я, что коварный и мстительный старец хитрит, чтобы спокойно доспать ночь? Кто и когда слышал, чтобы Сундук подал голос из своего укрытия? И все же я покорно ответил Илии:
- Слушаю, отче.
А утром позвал Илий сынов своих Офни и Финеэса, ибо у них полупудовые кулачищи. И когда Офни и Финеэс начали мочить в уксусе гибкие прутья, позвал Илий и меня:
- Самуил, где ты?
- Вот я, - отозвался я и вышел из толпы.
- Что ты делал ночью, Самуил? - начал допрос владыка.
- Бога слушал, - тихо ответил я, но не так тихо, чтобы никто не услышал. - Бог говорил со мной, недостойным.
- Что сказал тебе Сунд... Тьфу! Всевышний, да славится в веках имя его! - сурово спросил Илий.
- Страшно слово его! - с деланным испугом ответил я и понурился.
- Говори, Самуил! - поневоле вырвалось у него.
Слова этого я только и ждал. Разве мог предвидеть этот темный неуч замысел человека с тонким умом? Голос мой звенел как тетива, направившая стрелу во врага:
- Слушайте, люди! Слушай, Илий! Сказал всемилостивый: "Вот я возьму и совершу дело в Израиле, от которого у тех, кто услышит о нем, звоны загудят в обоих ушах. В тот день я совершу над Илием все то, что я говорил о доме его; я начну и закончу".
Илий побелел от злобы.
А сыны его Офни и Финеэс решительно опустили в соленый раствор прутья свои и кинулись на меня, чтобы полупудовыми кулачищами своими сделать из плоти моей кровавое месиво или, по меньшей мере, отбивную котлету. Приговор этот можно было ясно прочитать на небритых их рожах.
Но было уже поздно: верующие заслонили меня со всех сторон, чтобы лучше было слышать слово божье. А я словом божьим добивал конкурентов моих:
- И сказал бог: "Я объявил ему, что покараю дом его навеки за вину его, ибо знал он, как сыны его бесчинствуют, но не остановил их".
Радостными криками встретили люди эти слова. Кричали богомольцы, ограбленные ненасытными волками, кричали жалкие нищие, кричали обесчещенные женщины и обманутые мужья их.
- Да здравствует Всевышний и Самуил, пророк его! - кричали они.
Вот так за какое-то мгновенье я заработал высокую и неприкосновенную должность пророка на этом свете и нимб святого на том.
- Где бы мне найти такую работу? - завистливо ерзал в кресле своем Илий.
А я глядел на темных людей этих, которые ползли ко мне на коленях, чтобы поцеловать грязные полы моего рубища, пропитанного стойким запахом помоев. Как легковерны и простодушны они! Как легко обмануть их!
В торжественные минуты эти я вспоминал исторические подвиги великих обманщиков, которые отныне становились коллегами моими.
Перед моим внутренним взором предстал блаженный Валаам, сын Веора, и его знаменитая ослица, на которой он ехал из города Пефор погостить у царя моавитян Валака. Спокойно он ехал, и вдруг ослица начала упираться и не захотела идти дальше, хотя Валаама ждали изысканные яства и напитки. Жестоко отлупил Валаам ослицу свою, но, как это известно с давних времен, побои на упрямую ослиную породу не действуют. И люди начали смеяться над неудачником-путешественником. И стала таять слава его, слава ясновидца и заклинателя судьбы.
Но не растерял Валаам разум свой. С достоинством пояснил он уличным ротозеям, что ангел небесный преградил дорогу ослице его. И что ослица его уважает ангелов.
И что же? Хотя никто и не видел никакого ангела, все поверили Валааму! И слава его укрепилась!
А еще припомнил я косматого, подобного мне, Самсона, прославленного сына Маноя. Где-то шлялся Самсон неделю или две, а потом возвратился домой, и стыдно стало ему перед родителями и родственниками своими. Тогда объявил им Самсон, что он не терял даром времени, а обычной ослиной челюстью побил тысячу вооруженных до зубов филистимлян.
Воистину надо быть ослом, чтобы поверить в эти ослиные выдумки!
В тот же день я впервые тешился новыми выгодами и привилегиями моими, достойными высокого звания пророка.
Я небрежно оттолкнул от котлов обжор Офни и Финеэса и начал старательно вылавливать персональной вилкой нежнейшие на вкус куски мяса. И в кастрюлю совал вилку свою, и в сковороду, и в горшки богомольцев. И не испытывал никакого страха перед кипящим варевом, а лишь удовольствие и радость.
А вечером взял вино у Офни и Финеэса, взял варварское одеяние и отправился наставлять на путь истинный хорошеньких и молоденьких богомолочек.
Да, видно, в злую годину я пошел. Только завернул за угол, как ночные тати накинули на голову мою вонючий мешок и начали крушить полупудовыми кулачищами ребра мои, пытаясь сделать из меня рагу или, по меньшей мере, отбивную котлету. А потом, тяжело сопя, старательно затаптывали меня в прах толстыми, словно слоновьими, ногами. И звенел в ушах моих заливистый голос Илии:
- Эх, мне бы такую работу!
Но человек с умом из всего извлекает выгоду свою. Утром поковылял я на костылях к знахарям и набрал у них целую сумку справок про многочисленные увечья свои. Отныне никто не заставит меня пахать землю от Дана до Вирсавии.
Юрий Ячейкин. Одна страница из жития Еноха

-----------------------------------------------------------------------
Авт.сб. "Груз для горилл".
OCR & spellcheck by HarryFan, 31 August 2000
-----------------------------------------------------------------------


И ходил Енох перед богом;
и не стало его, ибо взял бог его.
Бытие, гл. 5, ст. 24

Американскому туристу Фреду Куку, который путешествовал по святой земле, пришла в голову необычная мысль: он решил забросить сеть в лишенное жизни Мертвое море. Улов оказался сказочным - старинный бронзовый сосуд с печатью иудейского царя Соломона. В этой посудине уже несколько тысячелетий сохранялся документ космического значения. Но Фред Кук об этом даже и не подозревал, так как не мог прочитать документа. Вот почему уникальный сосуд он продал за 1.000.000 долларов коллекционеру-миллиардеру мистеру Джону Б.Портфеллеру, а загадочные папирусы подарил Национальному музею ненужных вещей.
Отныне судьба документа решалась директором музея сэром Мак-Кушкой. Сначала разъяренный сэр, надеявшийся заполучить рукопись вместе с бронзовым сосудом, хотел выбросить папирусы в мусорную корзину. Но в последний момент он все-таки отправил находку на экспертизу полиглотов из института языкознания. Оказалось, что прочитать неразборчивые каракули было тяжелей, нежели расшифровать египетские иероглифы или же разобраться в письменах майя. Одним словом, экспертиза не дала нужных результатов.
Тогда рукопись передали в ЦВЦ (Центральный Вычислительный Центр), откуда и пришло историческое известие, которое молнией облетело весь земной шар:
- Загадочный документ - дневник космонавта с Альдебарана!
- Гости из космоса были на земле!
Сэр Мак-Кушка немедленно продал сенсационный дневник за 2.000.000 долларов известному коллекционеру-миллиардеру Джону Б.Портфеллеру, у которого нынче сберегается самая полная коллекция сувениров эпохи ковчегостроительства.
Мистер Джон Б.Портфеллер с присущей ему настойчивостью прочесал все дно Мертвого моря, которое так долго скрывало свои тайны. Но ничего нового не нашли. Эта печальная настойчивость обошлась мистеру Джону Б.Портфеллеру еще в 150.000 долларов.
Ниже мы публикуем расшифрованные отрывки из дневника, которые золотыми буквами вписаны в историю человечества.
Из журнала "Тудэй-Сюдэй".


"...Оказывается, земляне как две капли Н2О похожи на коренных альдебаранцев. Гениальный супернавигатор Циркуль Угол все время повторяет:
- А что я говорил?
И действительно, его сверхъестественное предвидение поразило нас. Верно старые альдебаранцы говорят: глаз видит далеко, а ум еще дальше. Сегодня симпатичная, как земная девушка, астроконсульт Кра Сотка, синхроэлектронный робот-переводчик и я отправились в четвертое путешествие по этой чудесной планете. По дороге робот рассказывал местные анекдоты про Адама и Еву. Мы и не заметили, как достигли города. Возле его могучих стен вздымались высоченные ребра фантастического скелета ковчега. Как и в прошлый раз, ковчегостроители Сим и Иафет были заняты своеобразным интеллектуальным соревнованием - играли в подкидного. Один Хам занимался на стапелях тяжелой атлетикой, закаляя свой организм физической работой.
Жители города встретили нас радостно. Отовсюду летели приветственные возгласы туземцев:
- Цирк приехал!
- Цирк приехал!
Очевидно, так на их языке звучало имя гениального Циркуля Угла.
Наиболее любознательные из туземцев подходили поближе и, смущаясь, интересовались, кто кого положит на обе лопатки - наш робот или медведь, которого на цепи водил по базару старый цыган. Мы вдоволь посмеялись над этими наивными шутками.
На одной из городских площадей наше внимание привлекло странное сооружение, которое своей причудливой архитектурой напоминало стандартный канцелярский стол на толстых дубовых тумбах. Оказалось, что это и в самом деле уважаемое административное учреждение "Главблажобез" - главное управление по обеспечению блаженством. Это было первое учреждение, которое мы решили посетить.
В приемной управляющего патриарха мы узрели интересный аттракцион. Под монотонные звуки долгоиграющей пластинки "Зайдите завтра" секретарша змеиным взглядом гипнотизировала длинную очередь великомучеников.
- Абракадабра! - вежливо сказал я.
Но не успел робот-переводчик перевести на человеческий язык мое альдебаранское приветствие, как с секретаршей произошла удивительная метаморфоза. Девушка усмехнулась и при всех сотворила чудо: открыла дверь в святая святых - кабинет управляющего.
Великомученики остолбенели.
- Господин Енох, - нежно проворковала секретарша патриарху. - К вам иноязычная делегация! - и закрыла за нами дверь.
Патриарх Енох сидел перед телефонным пультом, похожим на рояль в натуральную величину. Он нежился под ласковыми лучами персонального нимба святого. Нимб ему был явно не по размеру. Под ним могла бы поместиться еще дюжина таких патриархов, как Енох, но управляющего это, вероятно, не волновало. Штатные подхалимы Гог, Магог и Демагог кадили своему владыке фимиам и лизали ему пятки...
- Абракадабра! - поздоровался я.
- Будьте здоровы! - немедленно перевел робот.
- Привет, привет, - кисло ответил патриарх.
- Арбадакарба акрабакра Альдебаран, - гордо сообщил я.
- Мы прибыли с планетной системы Альдебарана, - перевел робот.
- А теперь вы оказались в системе солнцеподобного Еноха, - сладким голосом пропел Гог.
- Мы летели много световых лет, чтобы встретить братьев по разуму, - переводил робот.
- Обратитесь в адресный стол, - флегматично посоветовал Демагог. - Там вы должны указать год рождения братьев, их пол, фамилию, имя и отчество...
- Мы уже встретили их! Наша радость безгранична!
- Так чего вы вломились ко мне? - насупился патриарх. - Командировочные свидетельства можно было отметить и у секретарши...
- Вы нас не поняли. Мы прилетели на пи-мезонном звездолете! С другой планетной системы! Из космоса!
- А справка об этом у вас есть? - равнодушно спросил Магог.
Я-растерянно замолчал. На нас глядели как на идиотов. В прекрасных глазах Кра Сотки блестели слезы. Робот-переводчик недовольно скрежетал всеми своими блоками.
- Амба карамба! - разозлился я.
- А вы не горячитесь, - остановил меня патриарх. - Мы не такие глупцы, как вы думаете, и понимаем, что вы прилетели к нам, а не к обезьянам. Обезьяны вам суточных не выпишут и номер в отеле не закажут... Мы понимаем также, что если есть звездолет, значит, кто-то прилетел. Но мы не уверены - вы ли это прилетели или кто-то другой. У нас также нет сведений, откуда вы, или кто-то другой, прилетели. Где гарантия, что вы, или кто-то другой, прилетели с Альдебарана, а не с Сириуса? Такой гарантии у нас нет, ибо у вас - ни справок, ни удостоверений. Это же несерьезно, граждане! Ну, что я с вами теперь буду делать?
Мы подавленно молчали, сраженные его железной логикой.
- Ну что, долго мы будем играть в молчанку и терять драгоценное время ответственных работников? - уже ласковей пробурчал Енох, наслаждаясь нашей полной растерянностью. - Сколько, вы говорите, путешествовали?
- Краба аба!
- Ну вот, видите... Пару месяцев еще выдержите, ничего с вами не случится. Отдыхайте, набирайтесь силы... А мы тем временем созовем теоретическую конференцию по вопросу приема космических гостей без справок и командировочных удостоверений. Со своей стороны, я приложу все силы, чтобы поставить вопрос прямо, а если понадобится, то и ребром! Я заострю его и подниму на принципиальную высоту... Идите себе с богом и записывайтесь на прием в общую очередь великомучеников. У нас, знаете ли, демократичная система приема посетителей.
Когда мы на цыпочках покидали кабинет управляющего, я еще успел услышать сладкий шепоток:
- Правильно вы их...
- Ишь какие шустрые!..
- А эта беленькая - вылитая стиляга...


Гениальный супернавигатор Циркуль Угол задумался.
- Трудно тут что-нибудь понять, - наконец произнес он. - На первый взгляд, во всех этих действиях отсутствует элементарная логика. Но внешнее отсутствие логики говорит лишь о том, что мы плохо изучили законы человеческого мышления. А вы не допускаете, что, возможно, это какой-то ритуальный обряд, отзвук язычества? Короче говоря, пусть ситуацию проанализирует Синтетический Мозг.
Мы и не знали, что стоим на пороге страшной катастрофы. Когда в анализаторе начали прокручивать магнитофонную ленту с предыдущим диалогом, Мозг сначала покраснел, потом позеленел, наконец, приобрел зловещий фиолетовый оттенок и заумно пробормотал:
- Бюррр...юррр...бюро...крат...изм...
Наши сердца тревожно забились. Мозг заговорил на непонятном языке, Очевидно, он сошел с ума, и теперь его электроны крутятся не в том направлении. К тому же на следующий день из "Главблажобеза" пришло письмо, в котором говорилось, что наш Синтетический Мозг - дурак и клеветник.
Как ни жаль, но нам придется немедленно возвращаться на Альдебаран. Только там, в гарантийной мастерской старого Кон Структора, мы сможем отремонтировать испорченный Мозг. Меж тем время шло.
В учреждении патриарха Еноха созвали теоретическую конференцию по вопросу приема космических гостей без справок и командировочных удостоверений. Она не вынесла никакого решения, а порекомендовала создать сначала ревизионную комиссию, чтобы на реальных фактах проверить, мы ли это прилетели, или кто-то другой, и откуда мы, или кто-то другой, прилетели - с Альдебарана или с Сириуса. Полномочным председателем комиссии был избран патриарх Енох. Значит, этот загадочный человек полетит с нами. На борт звездолета он прибыл с двумя большими чемоданами. В один напихал суточные и гостиничные, а в другой - справки на все случаи жизни в системе Альдебарана или Сириуса.
На торжественный митинг по поводу закрытия нашего прилета собралась многотысячная толпа.
Среди присутствующих я узнал кровавого разбойника Каина, самых старых молодцов Мафусаила и Ламеха, славных ковчегостроителей Сима, Хама, Иафета во главе со старшим прорабом Ноем и так неожиданно осиротевших подхалимов Гога, Магога, Демагога, штатных..."


На этом космическая рукопись обрывается. Трудно переоценить ее всемирно-историческое значение. Во-первых, мы расшифровали одно из самых темных мест Библии; во-вторых, ныне мы можем сделать реальный вывод о действительных причинах всемирного потопа...
Теперь мы твердо знаем, кого рисовали первобытные художники на скалах Сахары, кто оставил в джунглях Амазонки гигантские каменные шары и кто построил в Баальбеке циклопический стартовый полигон для звездолета.
Но мы не знаем, прилетят ли к нам еще раз отважные космонавты с Альдебарана...

Юрий Ячейкин. Следствие, которое не состоялось

-----------------------------------------------------------------------
Авт.сб. "Груз для горилл".
OCR & spellcheck by HarryFan, 31 August 2000
-----------------------------------------------------------------------


далее: РАЗГОВОР С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ >>

Юрий Ячейкин. Груз для горилл
   РАЗГОВОР С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ
   СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ В КОРЧМЕ "СКРЕЩЕННЫХ МЕЧЕЙ"
   ТРИ СУДЬИ - ТРИ ПАЛАЧА
   ТАЙНАЯ РУКОПИСЬ И ДВА ОБГОРЕЛЫХ ЛИСТКА
   ДНЕВНЫЕ ПОЕЗДКИ КОРОНЕРА
   СЛЕДСТВИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
   СЛЕДСТВИЕ ПРЕКРАЩАЕТСЯ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация